Половые гормоны

Конечно, следует иметь в виду и неодинаковую информативность андрогенов и эстрогенов как критериев биологического возраста в разные фазы пубертаса. Например, в раннем пубертасе женщин наибольшее дифференцирующее значение имеют андрогены (скелетный возраст, соматическое и даже половое развитие); роль эстрогенов возрастает в зрелом пубертасе, тогда как в 9- 11 лет она сказывается еще слабо. Другим важным фактором внутригрупповой дифференциации темпов, прежде всего общего соматического развития и линейного роста, в первой фазе рассматриваемого периода (8-9 — 13-14 лет) является СТГ. Индивидуализация этого показателя в раннем пубертасе исключительно велика даже на фоне общей высокой вариабельности гормональных индексов.

В дальнейшем его роль, вероятно, снижается, особенно у девочек (уже к 14-15 годам) в связи с возрастанием эстрогенизации. Иммунореактивный инсулин, по-видимому, не обнаруживает отчетливой связи с биологическим возрастом, обладая в указанном возрастном интервале волнообразной динамикой, а тироксин показывает обратное направление корреляций с критериями полового и соматического развития, соответствующее предположительно нисходящему в целом типу его возрастной динамики.

Таким образом, именно половые стероиды отражают наиболее отчетливо дифференциацию индивидуальных темпов развития и тем самым они являются фундаментальной биохимической характеристикой биологического возраста индивидуума в перипубертатном периоде онтогенеза. Эндокринная формула акцелерации развития по рассмотренным группам гормонов в ранней фазе пубертаса (11 — 13 лет) характеризуется положительным градиентом (т. е. прямой связью с критериями морфологической зрелости) для андрогенов (17-КС), эстрогенов, СТГ, по-видимому глюкокортикоидов, и отрицательным градиентом для тироксина.

Комментарии запрещены.